Фонд поддержки и развития спорта
«ВЕТЕРАНЫ СПОРТА»

Блинов Юрий Иванович

Нападающий
Дата и место рождения:
13.01.1949, Москва

Достижения

Чемпион Олимпийских игр 1972.
На чемпионатах мира и Олимпийских играх – 15 матчей, 7 голов.
Чемпион СССР 1970-1973, 1975. Второй призёр чемпионата СССР 1969 и 1974.
Лучший нападающий СССР 1970.
Награждён медалью «За трудовую доблесть» (1972).

Биография

Будущий олимпийский чемпион родился в столичном районе Люблино и, будучи мальчишкой, видел себя футболистом. Семья Блиновых была большой, спортивной. Один из его старших братьев играл в футбол, другой – в хоккей. По словам самого Блинова, пойти в футбольную школу ЦСКА его побудила красивая форма армейцев:

– В футболе мне легко, прямо скажу, всё давалось. Выступая за сборную Москвы, получал призы лучшего нападающего на различных турнирах, выступал за юношескую сборную СССР, возглавляемую Евгением Лядиным. Среди моих партнёров были тбилисские динамовцы братья Гиви и Леван Нодия. А зимой играл за армейскую школу в хоккей, там команду моего возраста тренировал замечательный педагог Виталий Георгиевич Ерфилов.

Определиться же с выбором ему помог Анатолий Тарасов, разглядевший в нём настоящий талант. Когда Блинову пришло время служить, Тарасов даже не стал его спрашивать. И это, несмотря на уговоры Всеволода Боброва, работавшего в футбольном ЦСКА. Легендарный форвард очень не хотел отпускать перспективного футболиста, предлагая ему место в основе армейцев уже через год-другой. Но пути Боброва и Блинова вскоре все же пересеклись – в национальной сборной страны по хоккею.

Покинуть ЦСКА пришлось в 1975 году – конкуренция за место в составе оказалась слишком серьёзной.

– После ЦСКА, как ни странно, заиграть в другой команде было очень сложно, – признался хоккеист. – Позже Борис Павлович Кулагин приглашал в «Спартак», но, подумав, я решил отказаться. Пошёл работать в команду «Авангард», которая готовила молодых игроков для армейского клуба.

Главным же событием в карьере армейца стала Суперсерия 1972 года, когда советские хоккеисты впервые столкнулись с канадскими профессионалами. На счету Блинова в этой серии оказалась не только переломная передача в первом матче, но и две важнейшие шайбы в четвёртом и пятом поединках.

Заключительный матч в Канаде был очень важен для обеих сборных, но для хозяев на кону стояла по сути национальная честь. Они вышли на лёд под девизом: Умереть, но победить! Однако были встречены холодным душем из двух шайб Михайлова и одной Блинова. В итоге та встреча закончилась победой сборной СССР со счётом 5:3.

В первом же московском поединке уже к 32-й минуте сборная СССР «летела» 0:3, и именно шайба Блинова положила начало перелому в игре. В третьем периоде «красная машина» забросила на всю мощь и забросила четыре шайбы за пять минут, вырвав победу – 5:4. Блинов стал чуть ли не талисманом советской сборной. Если он забивал или отдавал голевую передачу, то советские хоккеисты неизменно выигрывали. А вот если его «пушка» молчала – уступали.

В 90-х ему удалось потренировать команду "Полярные Зори" из Мурманска, организованную руководством Кольской АЭС. Больших успехов хоккеисты, правда, под его руководством не добились, но выглядели вполне достойно. Сейчас олимпийский чемпион находится в прекрасной физической форме, до сих пор играет в футбол и хоккей.

Юрий Блинов – о Суперсерии-72 (интервью 2012 года)

Олимпийский чемпион Саппоро, легендарный "армейский" форвард Юрий Блинов поделился воспоминаниями о Суперсерии 1972 года и о хоккее тех лет.

Легендарный нападающий ЦСКА и сборной СССР известен не только победой на Олимпиаде в Саппоро, участием в матчах Суперсерии 1972 года и чемпионата СССР. На протяжении карьеры Блинов был одним из лучших левых нападающих страны.

В этом году хоккейный мир отмечает 40-летие Суперсерии-72 между сборными СССР и Канады. Участником тех ледовых баталий был нападающий ЦСКА, олимпийский чемпион Саппоро Юрий Блинов.

Блинов: хоккей не терпит компромиссов

– Родился я в Люблино, – рассказывает Блинов. – Отправлялся на тренировку, цепляясь за товарняк, следующий до Курского вокзала. После этого ходил на матчи команд мастеров. Жили так себе, зато дружно и весело. Раньше семьи были большие: у меня было три брата – старший прилично играл в футбол, сестра танцевала в Большом театре, а отец работал в паровозном парке.

– Когда вы сделали первые шаги в спорте?

– На коньки встал в три года, но при этом в душе больше тяготел к футболу. В Люблино было два классных футбольных поля: тренировочное и игровое, где часто играли команды мастеров.

– Там вы и попали на глаза тренерам «армейской» школы?

– Однажды к нам приехали игроки команды ЦСКА 1947 года рождения под руководством Бориса Зажорина и Николая Потугова, которые в своё время играли за знаменитую «команду лейтенантов». Тогда я и записался на просмотр. Видимо, понравился тренерам, и мне сразу же выдали форму. Вернувшись домой, я с гордостью сообщил матери, что буду играть в футбол за ЦСКА.

– Но судьба распорядилась иначе.

– Именно. Однажды летом я шёл от Песчаной улицы к аэродрому в районе нынешней Ходынки. Следуя мимо дворца спорта, где в то самое время тренировались хоккеисты ЦСКА, заинтересовался происходящим и записался в секцию. Моим первым хоккейным наставником стал Виталий Ерфилов.

– На просмотре вы, наверное, вновь всех удивили?

– Тренеры увидели, что я прилично катаюсь. На льду у меня многое получалось, можно сказать, что всё необходимое мне было дано природой. С тех пор зимой я играл в хоккей, а летом – в футбол.

Шли годы, и Блинов переходил в старшую группу, юношеские команды сменялись молодёжными. Хоккейные тренеры боялись, что он окончательно выберет футбол, который ему по-прежнему больше нравился.

Во время первенства мира 1967 года Юрий Блинов дебютировал в команде мастеров хоккейного ЦСКА и позже рассказал:

– В то время раздевалка ЦСКА была похожей на музей: кругом легенды – игроки команды офицеров. Форму мне вручил сам Александр Альметов. На трибуне я заметил Анатолия Тарасова и его помощников Бориса Кулагина иАндрея Старовойтова. В одном из эпизодов играли три на три, и за короткий промежуток времени я забил три шайбы.

В 1967 году Блинов начал выступать за ЦСКА и в Высшей хоккейной, и Высшей футбольной лигах. Возглавивший футбольный ЦСКА в мае 1967 года Бобров был очень заинтересован в молодом игроке, но тут Тарасов неожиданно поставил 17-летнего парня перед выбором: либо футбол, либо хоккей.

– Я тогда всем откровенно сказал, что хочу играть в футбол, – вспоминает Блинов. – Как только нас отпустили домой, за мной приехала машина из комендатуры. В общем, на месте меня ждал Тарасов и в присутствии высокого начальства после определённой дискуссии привёл довольно веский аргумент в пользу хоккея: «Будешь у нас сыном полка!» Делать было нечего: согласился.

– В 1967 году вы выиграли свой первый серьёзный приз на первом чемпионате Европы среди юниоров в Ярославле.

– Да, меня брали и в юношескую сборную СССР, где вместе со мной выступали Борис Ноздрин, Алексей Поляков, Владимир Лутченко. Именно нас четверых Тарасов в итоге и взял в команду мастеров. Позже Тарасов постепенно подводил нас с Валерием Харламовым к сборной. На тренировках в Серебряном Бору мы познакомились с братьями Майоровыми и Вячеславом Старшиновым.

– Не зря школа ЦСКА долгое время считалась лучшей в стране.

– Все молодые ребята стремились в ЦСКА, но не перед всеми открывали дверь. Тарасов каждый год вводил в команду по несколько молодых хоккеистов. Из игроков команды ЦСКА 1946 года рождения он взял тройку: Владимир Викулов – Виктор Полупанов – Виктор Ерёмин, из 1947-го – Александра Гусева, на следующий год – Валерия Харламова. Я и Владимир Лутченко представляли 1949 год. Талантливых ребят в клубе хватало с избытком.

– За это, как считается, многие не любили ЦСКА.

– Да, многие до сих пор говорят, что туда отбирали, кого хотели, но в то время легко было отбирать – сами приходили, очередь тянулась до станции метро «Аэропорт». Сейчас же всё совершенно иначе: в нашей лиге много иностранцев, хоккеисты меняют клубы чуть ли не каждый год, и молодые попадают под влияние этой среды с раннего возраста. Мне грех жаловаться на судьбу, но сейчас в нашем хоккее совсем другие времена.

– Что вам особенно запомнилось из легендарных занятий у Тарасова?

– Во-первых, отношение к тренировкам самого тренера. Он серьёзно готовился к каждой тренировке – обязательно с конспектом. Каждому элементу упражнений у Тарасова надо было отдаваться полностью. Чему он нас только не учил, разве что по битому стеклу ходить не приходилось (улыбается). Мы заканчивали играть в конце мая, а уже через месяц начинали тренироваться молодые ребята. Тарасову тоже надо было отдыхать, но у него каждая минута была расписана. А сейчас после вылета из плей-офф игроки ЦСКА отдыхают по полгода.

Юрий Блинов провёл в ЦСКА восемь сезонов и выиграл все возможные клубные титулы, в том числе пять раз становился чемпионом СССР. Наиболее удачным для него стал 1970 год, когда его признали лучшим хоккейным форвардом СССР. За свою карьеру Юрий Иванович играл в разных сочетаниях:

– В первый год в команде мастеров меня ставили с Валерием Харламовым. На следующий год Анатолий Ионов, игравший тогда в тройке с Евгением Мишаковым и Юрием Моисеевым, попросил Тарасова перевести меня на его место. Так я попал в звено к замечательным мастерам, которые очень многому меня научили. Когда Харламова перевели к Фирсову и Викулову, я три года играл с Петровым и Михайловым, в том числе на Олимпиаде в Саппоро.

– Как игралось рядом с такими партнёрами?

– Откровенно говоря, Михайлов – Петров – Харламов составляли великую тройку, но я думаю, что ничего не испортил, нарушив это сочетание. Считаю Петрова одним из лучших центрфорвардов. Он мог тащить на себе ещё двоих, он всегда говорил то, что думал. Искренне и принципиально. Центральному нападающему важно быть именно таким.

Тогдашняя сборная была очень сильной. Играли братья Майоровы, Альметов, Локтев, Александров, Николай Сологубов, которому на войне прострелили обе ноги. Он тем не менее был одним из сильнейших нападающих в мире.

– В сборной вы дебютировали в 1971 году на турнире за призы газеты «Известия».

– В первом матче уступили финнам 2:4, но затем обыграли чехов со шведами и заняли первое место.

– Что скажете о соперниках сборной на таких турнирах?

– О финнах у меня сложилось однозначное впечатление: каким бы составом они ни играли, 8-10 шайб в свои ворота получали, и непонятно, почему их сейчас боятся. Что же касается чехов, то они крепко упирались, когда забивали первыми. Я хорошо относился к Ивану Глинке, он во многом брал пример с нас. При этом отношения с чехами всегда были натянутыми, вероятно, сказывались пражские события 1968 года.

В начале 1970-х в сборной СССР работал тандем тренеров – Аркадий Чернышёв и Анатолий Тарасов, которые с командой выиграли много наград. Однако перед Суперсерией-72 по инициативе сверху наставниками национальной команды были назначены Всеволод Бобров и Борис Кулагин.

– В 1972 году это была не игра, а самая что ни на есть война, – продолжает Блинов. – До этой встречи с профессионалами мы понимали, что они тоже люди, только играют несколько грубее. Потом они посмотрели на нас и, видимо, подумали: «Да вроде вполне нормальные ребята».

– Если вспоминать начало Суперсерии-72, то вы говорили, что решительности всем прибавил швед Бёрье Сальминг, который был одним из лучших в «Торонто» и НХЛ.

– Шведы считают его легендой. Он очень долго выступал в Северной Америке. С характером парень, как и все скандинавы, он был довольно техничным и хорошо катался. Раз он европеец, не теряется на таком уровне, думалось, что и нам это вполне по силам.

– Канадские матчи серии прошли довольно успешно: две победы, ничья и лишь одно поражение. Что поменялось в игре после возвращения на родину?

– В первом матче в Москве мы проигрывали 1:4 и, тем не менее, добились победы со счётом 5:4, я забросил тогда одну шайбу. Оставались три игры, нам достаточно было бы сыграть вничью, хотя бы одну, чтобы выиграть серию. Однако канадцы играли до конца и преподали нам урок. В последней игре мы вели в две шайбы, но проиграли третий период, и в итоге – 5:6. Такое не забывается. Годы идут, всё меняется, и я рад, что моё детство прошло в спорте. Благодаря нему простой парень из Люблино смог посмотреть мир. Могу откровенно сказать: жизнь сложилась. У меня замечательная жена, мы с ней воспитали сына и дочку, а сейчас появились внук, две внучки и приёмный сын Юрочка.